Что нужно выкинуть из школьной программы по литературе? «Война и мир» и другие ненужные книги и авторы

Школьная программа по литературе – отдельный адский котёл, в котором проблем всегда варилось больше, чем достоинств. С одной стороны, там много действительно нужных и классных вещей, которые часто не умеют преподавать. С другой – учебники ломятся от замшелого мусора и произведений, которые в школе проходить откровенно рано.

ДО 100000 РУБЛЕЙ ПОД 0% ВСЕМ, ОДОБРЯЕМ И ТОЧКА!
10 часов назад
МУЖ БРОСИТ ПИТЬ НАВСЕГДА, ПРОСТО ДАЙТЕ ЕМУ ЭТО...
10 часов назад

Мы взяли на себя нелёгкую миссию по облегчению страданий российского школьника. В этом тексте собраны авторы и произведения, по которым плачет поганая метла. Не забывайте о том, что список субъективный и о том, что в образовании действительно полно других проблем. А хороший учитель решает большую их часть.

Древнерусская литература

Только начали, а уже топчем скрепы грязными ногами. Но серьёзно, вот вам в школьные было интересно читать былины или «Слово о полку Игореве»? Все эти археологические находки как будто ошиблись дверью. По-хорошему, их должны преподавать на курсе истории , где учитель расскажет в общих чертах и даст ознакомительный кусок.

Но заставлять детей читать (и тем более учить) «Слово о полку Игореве» – настоящее преступление . Мало того, что это, как правило, не остаётся в памяти, так ещё и всё действо не имеет никакого смысла. Во-первых, это максимально далеко от современной литературы. Во-вторых, переводы не имеют ничего общего с первоисточником.

Пока на математике не начнут учить счёт древних русов, былинам нечего делать в учебниках по литературе. Альтернатива: завести курс мифологии или культуры, где всё это будет в контексте и в тему. И ни в коем случае не мучить отрывками из «Слова о полку».

Чем заменить: Ничем. На литературе и так не хватает часов на нормальные произведения. Пока просто обрезаем лишнее.

Державин и прочая поэзия до Пушкина

Я знаю, что многих (как школьников, так и взрослых) бесит, что все учителя литературы так носятся с Пушкиным. Но всё же не стоит говорить, что он переоценён. Кудрявый мужчина действительно изобрёл то, что потом станет современным русским языком . И нет лучшего способа убедиться в этом, чем прочитать допушкинскую лирику.

Гавриил Державин – флагман этого жанра. Он старше Пушкина на смешные 56 лет, но в творчестве их как будто разделяет несколько столетий. Его оды тяжело читаются, плохо запоминаются и никогда вам не пригодятся. Единственная его роль в вашем обучении – побыть творческим наставником Пушкина в паре трогательных абзацев. И всё.

К счастью, в современных программах сократили время на изучение этого шкафа с антиквариатом. И никакого дизреспекта старым поэтам – просто они не помогают школьникам разбираться с культурой и языком. Вот в универе, на литературном, филологии или журналистике – снова здравствуйте. Остальные спокойно проживут без Державина.

Чем заменить: Часы, сэкономленные, на старой школе, можно пустить на расширение литературы XX века. Её во всех программах позорно мало, хотя должно быть больше всего остального.

Александр Островский

В 2012 году Островского вместе с Лесковым уже пытались убрать из школьной программы и заменить на современных писателей. Правда, тогда инициатива не понравилась, кажется, лично Владимиру Путину. Поэтому школьники нового поколения, как и мы, всё ещё мучаются с «Грозой» и «Бесприданницей».

А зная, насколько подростки любят всё мрачное, даже странно, как Островский ухитрился сделать свои произведения такими скучными. Это унылое, вязкое и чернушное чтиво, по ходу которого вам хочется, чтобы купеческая дочь утопилась быстрее . Так станет легче не только ей, но и вам.

На самом деле проблема очень проста. Дети просто не в состоянии понять и прочувствовать Островского. В этом возрасте можно заинтересоваться и остроумным Фонвизиным, и Грибоедовым, и вообще кем угодно. Но Островский – это часы бесполезных мучений, которые пригодятся только будущим театралам. И то вряд ли.

Чем заменить: Леонидом Андреевым. Время не совпадает, но Андреев – великий и чудовищно неоценённый русский писатель . Раньше его в программе не было вообще. Сейчас условно добавили пару произведений, но читают редко. А зря! «Красный смех» и «Рассказ о семи повешенных» тоже мрачные, но заходят прекрасно.

Пришвин и Паустовский

Если за Островского ещё может вписаться какой-нибудь особо извращённый букинист, то господа Пришвин и Паустовский – это какая-то шутка . Неужели учителя думали, что кому-то будет на полном серьёзе интересно читать про листики и цветочки?

Михаил Пришвин с собакой

Более интересные вещи есть за пазухой даже у Афанасия Фета, которого явно обманули, включив в учебники только самые ущербные и графоманские стихи. Фет – в порядке, Пришвин и Паустовский – нет. Причём настолько, что никто из них даже не достоин отдельного пункта.

Константин Паустовский в листве

Если вы не планируете вырасти в Николая Николаевича Дроздова, то вам это просто не надо . Ни крутого слога, ни драмы, ни сложных философских мыслей. У них нет ничего. Единственная причина, по которой творчество условного дуэта ПП продолжит жить – это учебники русского языка, где на их предложениях всегда объясняют причастный и деепричастный обороты.

Чем заменить: А как насчёт Александра Фадеева? Мужчина написал потрясающий роман «Разгром», которого никогда не было в школьной программе. Зато школы до сих пор не избавились от «Молодой гвардии», которую изгадила подлая советская цензура. Сам Фадеев по этому поводу, кстати, спился и застрелился. Так что читайте «Разгром».

МОЩНАЯ ЭРЕКЦИЯ 24 ЧАСА ПОСЛЕ ПРИЕМА...
9 часов назад
МУЖ БРОСИТ ПИТЬ НАВСЕГДА, ПРОСТО ДАЙТЕ ЕМУ ЭТО...
6 часов назад

«Война и мир» Толстого

Не знаю, травят ли ирландских школьников чтением «Улисса» Джеймса Джойса, но обожествление «Войны и мира» нужно срочно прекращать. И нет, роман отличный, просто его всё равно никто не читает . Во всяком случае, в школьном возрасте. Например, я держался до универа, где продвинутый курс литературы всё-таки меня добил.

В моё время учителя хитрили как умели: включали нам экранизацию от Сергея Бондарчука, чтобы мы запомнили хоть что-то. При этом они ставили на паузу, чтобы потратить двадцать минут на культовое описание дуба. Это смешно, но педагоги уловили главную мысль – школьники не будут читать «Войну и мир».

Приходить к таким произведениям нужно осознанно и сильно позже . Даже сокращённые отрывки из учебника читались в режиме «Листаешь страницы и думаешь о чём-то своём». Уж точно не о Пьере Безухове. Исключение «Войны и мира» не станет потерей ни для кого. Благо, Лев Николаевич был достаточно продуктивным писателем, чтобы роман было чем компенсировать.

Чем заменить: Другими произведениями Толстого. Только не «Анной Карениной». Там всё ещё сложнее и уж точно не для детей.

Александр Твардовский

Честно, когда я готовился к этому тексту, то был уверен, что в программе уже много лет нет никакого «Василия Тёркина». Но нет. Вот он, на своём месте. И это – полнейший сюр. Видимо, поэму держит в строю культ Великой Отечественной . Но знаете что? Про то время есть и нормальные книги.

К моменту, когда вам показывают Василия Тёркина, вы уже знаете, что такое русский язык. Вы читали «Евгения Онегина» Пушкина, «Мцыри» Лермонтова. Даже «Двенадцать» Блока, если я правильно помню. И буквально всех футуристов! На их фоне «Тёркин» выглядит как кривая и неуместная пародия. Какая ещё «переправа-переправа»?

И мало того, что «Василий Тёркин» попрал наши молодые жизни, так ещё и поиздевался над заслуженным человеком. Несчастный Иван Бунин начал получать советские литературные премии только после того, как натужно похвалил Твардовского.

Чем заменить: Любым поэтом, не вызывающим тошноту. Брюсовым, Сологубом, Северяниным, гениальным Хармсом. Буквально кем угодно. А если нужно обязательно зацепить войну, то я бы добавил в программу «Репортаж с петлёй на шее» Фучика.

«Доктор Живаго» Пастернака

Забавно, что на постсоветском пространстве «Доктора Живаго» проходят очень скупо. Причём как в школьных, так и в универских программах. Зато в Штатах по книге реально тащатся . Если в голливудском кино показали книжную полку, то «Живаго» обязательно там будет. Ну ещё бы, Нобелевка!

Но для самого Пастернака это никак не лучшее произведение, хоть и писал он его десять лет. Он был неплохим поэтом, отличным переводчиком (Гёте, Байрона и Шекспира читают в его версиях) и посредственным прозаиком , что сам неоднократно признавал. «Доктор Живаго» – как раз проза, причём очень вымученная.

По сути, единственная причина, по которой роман получил Нобелевскую премию – жёсткая критика революции 1917 года. Но как бы Борис Пастернак ни старался, на русском книга плохо читается. Другой писатель-мигрант Набоков называл её «банальной, неуклюжей и мелодраматичной» . Так оно, в общем, и есть.

Чем заменить: Чем-нибудь из Анатолия Мариенгофа. «Циники» подойдут идеально. Коротко, ёмко и написано великолепнейшим русским языком. Никакого мучительного превозмогалова.

Александр Солженицын

Оп, ещё один нобелевский лауреат нарисовался! О том, почему Солженицын – плохой писатель, мы писали вот тут. Но можно слегка и повториться. У главного критика СССР грузный, грязный и бесконечно душный стиль – особенно в романе «Архипелаг ГУЛАГ» .

Выбросьте из головы слова своей училки о величии этого смурного бородача. Прочитайте его трезвым взглядом. Если сможете осилить несколько страниц без желания пропустить лишнее, то вы либо герой, либо извращенец. И да, «Один день Ивана Денисовича» и «Матрёнин двор» читаются лучше, но это не делает Солженицына гением стиля.

Он плох даже в том, в чём должен быть хорош по определению – в критике коммунизма. Никто не упоминает Александра Исаевича чаще, чем сторонники СССР. «Он же всё наврал!» – кричат они, потрясая «Капиталом» и колбасой по 2 рубля 30 копеек. А мы отвечаем, отгоняя запах шампуня «Желтковый», что не учим историю по Солженицыну.

Чем заменить: «Колымскими рассказами» Варлама Шаламова. Та же тема, но на сто голов выше. Хотя, если сравнить объективное качество, подойдёт даже «Колыма» Дудя.

Татьяна Толстая

Да! Маму Артемия Лебедева сейчас проходят в школе . Читают ли роман «Кысь» – не скажу, но вот рассказы точно. Отчасти это справедливо. Толстую и других современных писателей давно пушили в школьные программы, но фактически попали в учебники только она и Людмила Улицкая.

Могло быть, конечно, и хуже. Вот дали бы школьникам Захара Прилепина разок, а потом всех в десантуру. У Толстой довольно неплохой слог, на её примере легко объяснять всякие стилистические приёмы. Просто обидно за тех, кто в программу не попал – а говорили про Пелевина и Сорокина . Видимо, это всё ещё слишком смело.

Минус Татьяны не в том, что она плохо пишет, а в том, что её присутствие в программе символизирует гигантскую проблему. Российские школы не готовы добавлять по-настоящему современных писателей. Толстая – компромиссный вариант . Костыль, которым отбиваются от неудачных попыток занести в зал Сорокина или хотя бы какого-нибудь несчастного Акунина. Но правда в том, что школьникам читать этих господ всё равно интереснее, чем творчество Татьяны.

Чем заменить: Если мы строим совсем уж утопию, то Владимиром Сорокиным. А если поближе к реальности, то подойдут и Иванов, и Санаев, и Саша Соколов. Особенно книжка «Школа для дураков».

СНОГСШИБАТЕЛЬНЫЙ ОБЪЕМ ДЛЯ ТВОИХ РЕСНИЦ
7 часов назад
ЖИР ГОРИТ БЕЗ ДИЕТ И ТРЕНИРОВОК
9 часов назад

Читайте также